Гашёные марки | Первая книга стихов

alexandrbarinov.ru | Официальный сайт поэта Александра Баринова

Летит учащённо-белёсым...

Летит учащённо-белёсым,

идёт пионерской дробью.

Шёлковым молниеносным,

резким женоподобьем

совести в доме ходит,

недалеко от станции,-

в пору такой погоде

ландышем заиграться,

ландыш в сухие руки,

губы в сырое впали.

В пору под эти стуки

где то губить и плавить,

грезить: окно, каюта,

тело лежит ладонью...

Но из всего уюта

в пору лишь подоконник

выбрать теперь, колени

выбрать... Пора навылет —

если погода гений,

то человек без крыльев.

Пульс учащённо смежен

с висельником акации.

Если запрет на нежность,

в пору теперь кусаться,

в пору смотреть полого,

лоб подставляя в струи:

если ты не от бога,

он отливает пули,

если ты не от чёрта,

он отмывает клады.

В пору теперь со счёта

сбиться — в знобящий ландыш!

Сбиться в сухие руки!

Грезить: каюта, лето...

Только повсюду звуки,

сердце на всех монетах,

тяжесть на всех ресницах

яркой свинцовой болью.

В пору теперь раздеться,

ландыши взять в ладони.

... Слышу, как будто бьётся

глинянная табличка.

В тёплой каюте солнце,

в сером пальто мальчишка.