Восвояси | 2000-2008

alexandrbarinov.ru | Официальный сайт поэта Александра Баринова

На смерть деда



Фразе не верит рука.

Там громоздит облака,

здесь хулиганит с водой —

ветер. Серой рудой

озеро. Стеклопеска

за́дохи. И близка

смерть: сорок минут.

Скоро сюда придут.

"Сети связав по две,

ставь на мысу́ и горе.

Все берега в сетях:

некуда рыбе сейчас.

Там, в глубине воды,

холодно: нет еды.

У берегов теплей:

тина, трава, прель.

Не зацепи блесной..."

Выстыла кровь весной.

Холодно даже в зной.

Дедушка под землёй.

Фразе не верит рот.

Пьяный сидит народ.

Сдвинутые столы,

вымытые полы.

Горько не прокричать —

стопка и хлеб — печать.

Сладко не произнесть.

Значит, и ты здесь,

слово своё творишь,

тихо за нас молчишь,

хоть и наверняка,

всё же, издалека.

Фразе не верит слух,

тягостен, толст, глух.

Что напишу, рву.

Видел тебя в гробу:

не на себя похож.

Голос попал в дрожь.

Это обида: так

тело кидать в страх.

Лучше и не смотреть.

Дрянь эта вещь, смерть —

чёрный внутри шёлк —

вижу, что ты ушёл.

Строгий, чужой лежал.

трудное выражал.

Сердце моё болит

и надоел ритм.

Фразы не для стиха —

зеркала и стекла.

Снится мне, что невесть,

много невест, мест.

Хоть бы и поругал:

настежь у дурака

окна и льёт дождь.

Ты далеко идёшь.

Где никого нет,

молви меня, дед.

Я ведь и там твой,

маятный и земной.