Гашёные марки | Первая книга стихов

alexandrbarinov.ru | Официальный сайт поэта Александра Баринова

Памяти Марины Цветаевой



Еще нет ничего, что со мною случится,

Но — из воздуха — голубем,

— галстуком,

— колом!

мне когда нибудь слово сломает ключицы,

и дожди повторятся по новой.

Черный детский скелет или белый налив

в цвете или рябина на адской палитре, —

это может случиться как ливень — залив —

застучав, как соблазн в ежедневной молитве

в стырях вен, — как себя позабывший старик

у калитки вдруг шапку хватает, но дробью

черных градин:

Седой! безымянный!

и крик,

от которого досвету треснут надгробья, —

это может случиться сейчас, сколько лет

неспрося, горловиной горошин

оголтелых в больное! родное! — ответ

бросив телом распластанной памяти:

— Боже!

— Мама! Мы — были! Мы —

жили уже!

Мы уже умирали рассветом на листьях!

Жизнь уже собиралась в дорогу дождей,

и не знала, что это так скоро случится.